Проработавший 26 лет на СевГОКе машинист тепловоза рассказал, как “Метинвест” нарушает требования безопасности труда на своих предприятиях и наносит вред окружающей среде.С 1992 года Валерий Завертайло проработал на тепловозе на Северном ГОКе, который входит в горно-металлургическую монополию “Метинвест” Рината Ахметова. После того, как он начал обращать внимание руководства на опасные условия труда своей бригады и вред, который причиняет окружающей среде работа неисправных механизмов, Валерия незаконно уволили с работы. О перипетиях своей борьбы Валерий Завертайло рассказал медиа-платформе ЕКСПЕРТ-КР.

Валерий был на СевГОКе, что называется, “на хорошем счету”. Был бригадиром локомотивной бригады и старшим машинистом на тепловозе. В 2014 году по итогам конкурса на СевГОКе Завертайло был признан лучшим по профессии. Его бригада признавалась лучшей в “Метинвесте“.

Но затем в “Метинвесте” было принято решение, по образному выражению Валерия, “меньше корову кормить и больше доить”. Монополия Ахметова решила экстремально экономить на поддержании оборудования в работоспособном состоянии. В частности, тепловоз Валерия проработал без плановых ремонтов год. Несмотря на постоянные обращения Завертайло к его руководству, оно игнорировало его просьбы о необходимости ремонта техники. Более того, начальник цеха, а затем и начальник службы подвижного состава СевГОКа требовали несмотря ни на что продолжать эксплуатацию тепловоза. В итоге была заключена устная договоренность “машину под нагрузку не ставить”, то есть использовать локомотив только на стадии загрузки вагонов, без транспортировки руды на дробильную фабрику — это должны были делать другие тепловозы. Но затем эта договоренность администрацией комбината была нарушена.

По словам Завертайло, хотя в ходе совещаний на СевГОКе менеджеры постоянно заявляют о необходимости не подвергать себя и эксплуатируемую технику опасности, “не понятно на кого рассчитаны эти заявления — такое впечатление, что на каких-то сторонних людей”. На деле все выглядит совершенно иначе. Начинаются рассказы начальства о том, что “надо продержаться, надо везти, “у меня все заехало в депо”, в общем, надо “по трупам”, но везти”. В итоге под угрозой снятия с локомотива Валерий согласился выполнить приказ руководителя: “Я поехал и тепловоз загорелся. Мы его потушили, обошлось без неприятностей для людей — без травм”. В итоге машина была выведена из строя почти на 4 месяца: в связи с отсутствием запасных частей локомотив простоял три месяца без ремонта, потом еще три недели длился ремонт. Фактически действия руководителей комбината привели к убыткам для предприятия, а ведь могли закончиться и человеческими жертвами. По мнению Валерия, подобные ситуации нарушали его контракт с СевГОКом, поскольку предприятие обязано обеспечивать нормальные условия труда и не создавать аварийных ситуаций типа описанной выше.

Запись телефонного разговора Завертайло с начальником цеха СевГОКа была использована в корпоративных играх внутри “Метинвеста”, когда этот самый начальник стал претендовать на должность руководителя управления железнодорожного транспорта . Несмотря на обнародование записи назначение все-таки состоялось. Хотя на данный момент уже бывший гендиректор СевГОКа Павел Тимошенко, в тот момент не мог толком объяснить, почему он продвигает такие кадры.

В свою очередь, Валерий начал получать угрозы, что его понизят, снимут с должности бригадира и заберут тепловоз. “В итоге все эти угрозы они воплотили в жизнь… Руководство “Метинвеста” этот начальник настроил таким образом, что свыше была команда со мной расправиться. В конечном итоге меня просто уволили, сфальсифицировав документы, что произошли изменения в организации труда на предприятии, а я якобы отказываюсь работать в новых условиях”.  Несмотря на письменные обращения, адресованные, в том числе гендиректору “Метинвеста” Юрию Рыженкову, в августе этого года Завертайло уволили с СевГОКа. При этом администрация предприятия проигнорировала отказ профсоюза дать согласие на увольнение Валерия.

Осознав, что добиться правды в “Метинвесте” невозможно, Завертайло стал жаловаться в госорганы: Госинспекцию по труду, Экологическую инспекцию. В последнем случае незаконно уволенный сотрудник СевГОКа обратил внимание госэкологов на тот факт, что локомотивы, работающие на предприятии, сливают сотни литров машинного масла в воду и почву. “Правительство Яценюка издало мораторий на проверку бизнеса. Сегодня никто из государственных органов не имеет права прийти на предприятие с проверкой. Это будет считаться притеснением. Но что если частный бизнес нарушает закон? Мне было очень трудно пробить эту стену”. Для того, чтобы организовать проверку на СевГОКе Валерию пришлось написать более 60 страниц жалоб в различного рода инстанции: в правительство, Министерство соцполитики, Государственную регуляторную службу, “Укртрансбезпеку”, народным депутатам. Спустя три месяца разрешения на проверку были даны.

На СевГОК зашла комплексная проверка, по результатам которой на руководство предприятия был наложен административный штраф за целый ряд нарушений и выданы предписания их устранить. Кроме того, само предприятие было оштрафовано Экологической инспекцией — деньги СевГОКа пополнили госбюджет и бюджет Кривого Рога.

Тем не менее, Валерий не слишком оптимистичен по поводу результатов примененных к СевГОКу санкций. Согласно информации его коллег, на предприятии не произошло кардинальных перемен к лучшему, а в некоторых случаях — ситуация стала даже хуже. “Есть локомотивы, которые в сутки набирают по 300 килограмм масла. Оно все или вытекает в землю, либо сгорает в виде выхлопных газов”. Согласно эксплуатационным требованиям, локомотив не должен иметь черного дымного выхлопа — должен быть сизый полупрозрачный дым.

Сегодня же к концу смены над СевГОКом стоит смог. “Орошения нет. Вытяжная вентиляция на приемных воронках не работает. В карьере орошения тоже нет”. По словам Валерия, пыль из карьеров обладает фиброгенным действием: ее мелкие частички попадают жителям Кривого Рога прямо в кровь, способствуя образованию различного рода тромбов. “Это страшно, потому что мы сами себя убиваем. Каждый работник, который приходит на комбинат. Мы виним, кого угодно: на “Арселоре” виноват Калон, на СевГОКе — директор или Ахметов. Но тем не менее открывает задвижки на обжиговой машине конкретный работник. Машинист управляет неисправным тепловозом. Он рискует своей жизнью и заодно отравляет все вокруг.”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Может Заинтересовать

В Киеве прошел Фестиваль одной улицы

В Киеве прошел необычный фестиваль Из-за фестиваля перекрыли движение на одной из улиц сто…